ПОБЕДИТЕЛЬ ПЯТИ ВСЕРОССИЙСКИХ КОНКУРСОВ СМИ

Периодичность выхода — один раз в неделю

Понедельник Декабрь 10, 2018

Отправь сообщение

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Начало
  • Отправь сообщение

Материалы

Содержание материала


Страницы истории

Ивановы, отзовитесь!

Старорусские ветераны нашли в архивах сведения о десятом Герое Советского Союза, родившемся на Старорусской земле.

Елена МАРКЕЛОВА.

Председатель совета ветеранов Старорусского района Юрий Павлович Будылёв неожиданно для себя обнаружил в одной из Книг Памяти информацию о десятом Герое Советского Союза, уроженце Старорусского района. Это Фёдор Иванович Иванов, погибший 7 декабря 1939 года во время советско-финляндской войны.

Казалось бы, за 70 с лишним лет изучения истории «белофинской», а в сегодняшней транскрипции советско-финляндской войны, историками, архивистами и краеведами должны быть расставлены все точки и запятые. Вот и книга «Солдаты Победы» по Новгородской области, изданная в 2009 году, давно уже находится в распоряжении Юрия Павловича Будылёва. Однако совсем недавно, листая её, он натолкнулся на странное название населённого пункта — деревня Ежедово Поддорского района. Именно отсюда родом был Герой Советского Союза Ф. И. Иванов.

Как позже выяснилось, имела место опечатка в документах. Деревни Ежедово в Поддорском районе нет и, по утверждению администрации этого района, никогда и не было. Речь скорее всего идёт о деревне Ожедово, которая находится в составе Старорусского района.

О нашем земляке Фёдоре Ивановиче Иванове известно немного. Он был рядовым, стрелком 15-го стрелкового полка 49-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта. Это, следует заметить, совсем не тот Северо-Западный, который был создан в первые дни Великой Отечественной войны. Погиб Ф. И. Иванов на Карельском перешейке. Похоронен на берегу реки Тайполен-Йоки (ныне — река Бурная) в районе села Теренттиля (ныне посёлок Соловьёво Приозёрского района Ленинградской области). Спустя четыре месяца после гибели ему было присвоено звание Героя Советского Союза, он был награждён орденом Ленина (посмертно).

К сожалению, ни данных о родственниках, ни фото-графии нашего земляка не сохранилось. Председатель ветеранской организации Администрации Новосельского сельского поселения Мария Петровна Игнатьева сейчас собирает информацию обо всех Ивановых, проживающих или проживавших когда-либо в Ожедове, чтобы найти родственников нашего прославленного земляка. А председатель совета ветеранов Старорусского района Юрий Павлович Будылёв просит рушан, владеющих хоть какой-нибудь информацией о Фёдоре Ивановиче Иванове, позвонить ему с 8 до 12 часов по телефону 5–12–47. Или связаться с нашей редакцией по телефону 5–75–71.

Предполагается, что на «Аллее Героев», которую запланировано создать в парке Победы к маю следующего года, теперь будет увековечена память не о девяти наших земляках, ставших в различные годы Героями Советского Союза, а о десяти.

Кстати сказать, по предварительной информации старорусских музейщиков, в архивных документах имеются сведения как минимум ещё о двух уроженцах Старорусского района, погибших в советско-финляндскую войну и ставших Героями Советского Союза. Просто в последние десятилетия акцент делался на изучение истории Великой Отечественной войны, а события советско-финляндской войны оказались в тени.

Задача современников — найти всех своих героев.


Воспоминания очевидцев

Лишь бы не было войны!

Нина ЕНОВА.

 Знали ли наши бабушки и дедушки в 1941 году о том, что над нашей страной неминуемо разразится военная гроза? Возможно, предчувствовали опасность, но не хотели верить, что Германия нарушит подписанные договорённости о мире и нападёт на «великий могучий Советский Союз».

Но когда это случилось и фашисты, как полчище серых крыс, ринулись на нашу территорию, то женщинам с маленькими детьми некогда было рассуждать о величии духа. Люди спасались бегством.

Первые бомбы упали на Старую Руссу 5 июля (всего лишь через 14 дней после начала войны).

Первые фашисты вошли в Старую Руссу 9 августа (всего лишь через полтора месяца после начала войны).

Вот что рассказала об этом времени наша землячка, бывший главный экономист сырзавода Мария Сергеевна Егорова (в девичестве Лебедева).

Неудавшееся бегство

В 1932 году у Лебедевых как у «врагов народа» отобрали дом, который стоял на Троицкой улице (ныне это улица Тимура Фрунзе). Неподалёку от роддома (это где сейчас нотариальная контора) стояла деревянная 2-этажка. Одна из хозяек снизу предложила Лебедевым пожить наверху, в одной из пустовавших квартир. Но и это пристанище было недолгим. У местного «Кулибина» Леонида Кузнецова, промышлявшего починкой кухонной утвари, взорвался в коридоре примус. Всё сгорело.

«Нормальным» погорельцам дали другие квартиры, а семье «врагов народа» предложили занять сторожку у Троицкой церкви, в которой служил священником глава семьи Сергей Павлович Лебедев.

Там же Лебедевы остались и после ареста Сергея Павловича в 1937 году. Каждый день над матерью Марией Александровной Лебедевой тоже висела угроза ареста. Куда ни посмотри, по всем параметрам она «враг народа»: не только жена священника, но и ещё и сестра священника (расстрелянного в 1937 году в Левашовской пустоши священника Владимира Александровича Пылаева).

И вот когда в августе 1941 года на Старую Руссу наступали фашисты, а местные власти организовывали эвакуацию населения, то о судьбе «врагов народа» они беспокоились меньше всего. И всё равно, брошенными оставались сотни людей.

— Они выходили на улицу Карла Маркса и бежали из города в сторону Парфино, — рассказывает Мария Сергеевна Лебедева, которой на тот момент было 15 лет. — Мы тоже собрались и вышли к перекрёстку: я, мама, моя 8-летняя сестра Леночка, тетя Лена (мамина сестра) и наша бабушка Платонида Ивановна Пылаева. Вдруг мама вспомнила, что не взяла в дальнюю дорогу медикаменты, сложенные в сумку из-под противогаза.

Мы с нею побежали обратно в сторожку. Прошло не более пяти минут. А когда вышли на улицу Карла Маркса, то она была словно вымершей. Ни Леночки, ни тёти Лены, вообще ни одного человека. Грохот от взрывов усиливался. Мы испугались и побежали обратно. Сидели и дрожали за запертыми дверями. Мы понимали, что попали в оккупацию. Но и помыслить не могли, насколько это страшно и сколько горя ждёт нас впереди.

На волосок от смерти

Ещё когда начались первые бомбардировки Старой Руссы фашистами, то почти в каждом дворе исполком приказал вырыть окопы (щели). Успел добежать и нырнуть в такой окоп — считай, что спасён. Но немецкие лётчики устраивали охоту на бегущих людей. Мария Сергеевна помнит, как однажды и она стала мишенью, отстав от матери.

Шлёпающий звук пуль, врезавшихся в землю рядом с нею, казался каким-то нереальным. Она споткнулась, но поднялась и добежала-таки до окопа. И тут же призналась маме, что штаны у неё почему-то мокрые. Оказалось, что споткнулась Мария оттого, что в бедро попала пуля. Но тогда от страха девушка не почувствовала боли.

Прямо там, в окопе, рану перетянули, чтобы остановить кровотечение. А дома мама, уложив дочь на живот и сев на неё сверху, без анестезии сама вытаскивала пулю. Вот тогда было невероятно больно.

В том же окопе прятались Лебедевы и во время немецкой оккупации, когда город обстреливали уже наши войска.

— А немцам всякий раз чудилось, что мы укрываем партизан. Однажды после ночной бомбёжки несколько фашистов подбежали к окопу, автоматы на нас наставили и кричат. Требуют, чтобы мужчины вышли. Они были настолько разъярены, что ещё секунда — и пустили бы по нам автоматную очередь. Моя мама неплохо говорила по-немецки. Она просила не стрелять, объяснила, что здесь только женщины и дети. Лишь после этого фашисты включили фонарики и направили на нас свет, чтобы рассмотреть. Думаю, если бы не мамино знание немецкого, то все бы мы погибли в первые дни войны.

Смерть была повсюду. Привыкнуть к ней было невозможно. Мария Сергеевна помнит, как в первые дни после оккупации в поисках воды для питья её отправили с ведром к Соборному мосту. Но вернулась она ни с чем, вся белая, как полотно. Рассказала, что берег усыпан телами наших солдат, а вода красная от крови. Позже люди узнали, что двое наших выживших красноармейцев, прятавшихся на колокольне, поняли, что окружены, и сами повесились.

Чтобы выжить

Животный страх перед смертью и голодом порой до неузнаваемости меняет человеческий облик. Ещё до того, как советские войска покинули Старую Руссу, в ней началось разграбление складов. Один из таких находился в районе нынешней восьмой школы.

— Мы с подружкой Полинкой решили, что тоже пойдём, — признаётся Мария Сергеевна, оправдывая себя лишь тем, что магазины не работали и семья подъедала последние запасы. — Мы взяли два мешочка под крупу, ножичек, чтобы разрезать холщевину большого мешка. Пришли. А там народ из деревень телегами продукты вывозит. Нас чуть не затоптали, когда мы попытались из одного мешка крупы отсыпать. Я таких злых лиц ещё не встречала. А ведь это были наши советские граждане.

После того, как немцы заняли город, жители вначале брезговали есть мясо лошадей, убитых при бомбёжке. А потом — каждой крошке были рады. И соглашались на любую работу у немцев, лишь бы дали паёк.

Радовались любому куску и любому «трофею». Однажды (уже зимой), выйдя на улицу после бомбёжки, Мария увидела возле взорванной повозки среди валяющихся вещей новые офицерские сапоги. И размер — как раз её. Спрятала на груди и шмыгнула домой, чтобы никто не отобрал. Сразу носить не решилась. Но потом они ей очень и очень пригодились.

Мытари

В здании начальной школы недалеко от Троицкого храма немцы устроили штаб, вокруг наставили пулемётов. И, разумеется, наши войска часто это место бомбили. Однажды снаряд взорвался совсем рядом со сторожкой Лебедевых, она вспыхнула, но так как дверь от взрыва переклинило, то выбираться матери с дочкой пришлось через окно. Они опять остались без крыши над головой. Пристанище нашли в подвале дома № 6 по улице Карла Маркса.

Мария помнит, как однажды они с матерью встретили на улице Ивана Кондратьевича Трусова, переехавшего с семьёй в Руссу из Самары незадолго до войны. Он шёпотом успокаивал: «Не волнуйтесь, мы скоро освободим город». Как позже выяснилось, этот человек стал комиссаром одного из партизанских отрядов, действовавших в старорусских лесах.

Но время шло, а Старую Руссу никто не освобождал. В подвале становилось очень холодно. И Лебедевы, как и другие оставшиеся в городе семьи, стали занимать опустевшее и ещё не разбомбленное жильё.

— На Троицкой улице до войны стояло четыре дома подряд, в которых жили евреи. Они исчезли из города сразу, как началась война. В одночасье, словно ветром сдуло. Это мы ещё на что-то надеялись и так долго собирались в дорогу, цепляясь за какие-то медикаменты.

В одном из еврейских домов мы и поселились. С нами по соседству жила Гертруда Петровна Герасимова, которую взяли переводчицей в комендатуру. У неё немецко-латышские корни. Говорят, что она очень многим людям жизнь спасла. После войны уехала в Даугавпилс.

Нас с мамой тоже забирали на работу в комендатуру. Здание располагалось на улице Володарского рядом с Домом офицеров (с сегодняшним ЦК «Русич»). С раннего утра и до позднего вечера мы чистили картошку и мыли посуду. Под Старой Руссой была расквартирована немецкая танковая часть, для солдат которой здесь готовили еду. Её доставляли на передовую в больших пищевых термосах, их мы также мыли.

Каждый день в наш дом приходил кто-нибудь из немецких жандармов с автоматом и кричал: «Ком арбайт!» («Иди работай!»). Один из них так гадко на меня смотрел, что меня от его взгляда в дрожь бросало. Однажды он пришёл звать на работу, а я спряталась в туалете. Он грохотал прикладом в дверь нашей комнаты до тех пор, пока не вышла соседка-старушка и не сказала, что нас «уже увели». Я потом шмыгнула в комнату, упала на кровать и плакала. И не заметила, как заснула. Это был единственный «выходной» за всю оккупацию, который я помню.

И ещё помню, что «утешались» немцы по вечерам с другой публикой — очень весёлой и покладистой. Среди неё встречались даже не успевшие эвакуироваться жёны наших парт-
работников и другого советского начальства. Когда люди видели этих женщин на улице, то плевали им вслед.

Пленные

Страшно вспоминать, как через город по улице Минеральной немцы вели в «красные казармы» наших солдат, взятых в плен под Залучьем и Рамушевом. Раненые, голодные, оборванные, с открытыми язвами — они серой пыльной толпой входили в Старую Руссу. Тех, кто падал и не мог подняться, расстреливали на обочине.

Мария Сергеевна не знает как, но о приближении колонны рушане узнавали заранее, выходили на улицу Минеральную и пытались хотя бы кусочек хлеба передать. А фашисты били горожан за это прикладами. Наотмашь.

Из казарм пленных ежедневно направляли на работы. В том числе колоть дрова для комендатуры и кухни. Однажды Мария Сергеевна увидела, как потерял сознание один украинский парнишка, молоденький, совсем как её брат. Оказалось, заболел тифом. Удивительное дело, но денщик служившего в комендатуре генерала, которому было поручено приводить сюда пленных на работу, согласился, чтобы Мария втайне взялась лечить заболевшего. Она спрятала его в свинарнике, построенном по приказу немцев между комендатурой и Домом офицеров.

На дне больших немецких термосов, которые мыла Мария вместе с мамой, иногда оставались кусочки хорошей пищи. А со стола немецких офицеров можно было насобирать целые кусочки хлеба. Эту еду Мария клала на дно кастрюли, предназначенной для объедков, и прижимала крышкой (ей удалось подобрать такую, которая плотно входила в эту кастрюлю и как бы отделяла хорошую еду от объедков). Так она доставляла спрятанному пленному пропитание. А вскоре знакомые медсёстры, работавшие в немецком госпитале, смогли достать для него лекарства.

Поправившегося пленного генеральский денщик тут же вернул в казармы. Мария Сергеевна помнит, как паренёк говорил, что на всю жизнь запомнит Старую Руссу. И если после войны выживет, то вернётся сюда и найдёт её. Не вернулся. Не нашёл.

Назад, к родному пепелищу

А война продолжала комкать и кромсать человеческие судьбы. В начале 1943 года Лебедевых вместе с сотнями других рушан увезли в деревню Медведь, потом в Уторгоши погрузили в товарные вагоны и отправили в Прибалтику. По пути они бежали, плутали по болотам, нашли отбившихся от взрослых детей, снова оказались пойманными.

В фильтрационном лагере в Латвии славян вначале «отфильтровали» от евреев и провели санитарную обработку какими-то химикатами. Из соседнего помещения, где обрабатывали евреев, никто не вышел. Затем Лебедевых отдали в батраки к местному хуторянину, который хотел даже насовсем выкупить их у немцев. Деньги у него взяли, но отправили батраков в лагерь между Данцигом и Гдыней. Там фашисты набирали добровольцев на работу на железную дорогу, остальных собирались отправить в Освенцим. Мария Сергеевна ничего не слышала про Освенцим. Но мама решительно взяла её за руку и вышла вперёд.

Из железнодорожного лагеря военнопленных возле Диршау их освободили в марте 1945 года. На пороге погреба, куда фашисты затолкали Лебедевых вместе с несколькими десятками таких же пленных, появился пьяный советский офицер с гранатой в руках и собирался взорвать всех «предателей родины». Мария Сергеевна тогда с грустью подумала, что теперь к их с мамой статусу «враги народа» прибавилось ещё и это.

Им предлагали остаться в Европе, но они и мысли об этом не допускали. Только домой! Только в Старую Руссу!

Добрались до неё 22 февраля 1946 года. И разрыдались, увидев сплошные руины.

Поднимались из пепла вместе с родным городом, разбирая кирпичик за кирпичиком уничтоженные войной здания, чтобы возвести новые. А пронзительными бессонными ночами так же по кирпичику складывали в архивы своей памяти страшные страницы плена, пытаясь отгородиться от них и забыть. Прошли десятилетия, а эти воспоминания по-прежнему обжигают душу.


Любопытный факт

«Земля Новгородская» обошлась без Старой Руссы

Елена НИКОЛАЕВА.

Сегодня в Великом Новгороде проходит награждение победителей II областного конкурса инновационных проектов в сфере туризма «Земля Новгородская», который проводился департаментом культуры и туризма Новгородской области.

Целью конкурса является развитие и совершенствование туристского рынка Новгородской области, оказание поддержки и стимулирование частных и общественных инициатив, обобщение и распространение положительного опыта в сфере туризма. Победители награждаются дипломами и денежными премиями в размере до 150 тысяч рублей.

По данным пресс-центра Правительства Новгородской области, в 2014 году на конкурс поступили 34 заявки из 13 районов области и Великого Новгорода. Наибольшее количество заявок было подано в номинации «Туризм и культура», далее — «Сельский туризм» и «Активный и рекреационный туризм».

Экспертная комиссия определила 12 победителей — это проекты из восьми районов области: Новгородского, Парфинского, Любытинского, Солецкого, Шимского, Волотовского, Боровичского и Чудовского. Они направлены на развитие событийного туризма, туристской инфраструктуры и создание новых туристских маршрутов.

Как видите, проектов из Старорусского района в числе победителей нет. Хотя заявки были — от турфирмы и от Администрации Залучского сельского поселения. Причём залучане надеялись получить поддержку на проект, очень актуальный не только для своего поселения, но и для всего Старорусского района — на строительство пешеходного моста через речку Заробская Робья для организации пешеходного туристического маршрута в Семёново, на родину великого русского композитора, пианиста и дирижёра Сергея Васильевича Рахманинова.

К сожалению, добраться дотуда могут только большие энтузиасты, так как старая дорога в Семёново разбита, местами заросла, местами заболочена. На отрезке в 7 км не сохранилось ни одной деревни (все они вымерли после войны). Нет и переправы через Заробскую Робью. Проект залучан так и называется «К гению дороги нет».

Однако, по мнению членов экспертной комиссии, в проекте слабо проработана смета, должно быть существенно увеличено софинансирование местной администрации. Кроме того, при принятии решения экспертная комиссия оценивает, насколько обеспечен будущий туристический маршрут инфраструктурными объектами. А в случае с «дорогой к гению» — ничего нет. Ни привалов, ни пунктов питания, ни пунктов отдыха.

Как прокомментировал один из членов экспертной комиссии, отказ, который получили старорусцы, должен побудить их более вдумчиво подходить к проработке документов, подаваемых на конкурс. Более того, наличие на территории Залучского поселения такого объекта, как Семёново, родины Рахманинова, требует постановки вопроса по обеспечению доступа к нему не на уровне создания туристического маршрута, а на более высоком уровне. То есть на уровне вообще доступности этого объекта как такового. Здесь 150 тысячами рублей и даже 300 тысячами не обойтись.


Из читательской почты

Они спасли мне жизнь!

В эти дни, когда вся страна чествует медицинских работников, я тоже хочу внести свою лепту и сказать слова благодарности и признательности замечательным медикам Старорусской ЦРБ, которая на днях отметила своё 70-летие. Для человека со слабым здоровьем врачи и весь медицинский персонал становятся близкими и родными людьми, от которых подчас зависит твоя жизнь. Мне очень повезло встретить настоящих профессионалов, людей большого человеческого сердца, которые отвели от меня тяжкие недуги и спасли мне жизнь.

К сожалению, леча других людей и спасая жизни, врач не всегда может уберечь самого себя. Я всегда помню и от всей души благодарю двух замечательных врачей и удивительных людей Данилову Валентину Ивановну и Истомина Геннадия Николаевича, которых, к сожалению, уже нет на этом свете, но я, пока живу, буду вспоминать их добрым словом.

Я всегда буду помнить и благодарить за бережное отношение и высокий профессионализм сотрудников хирургического отделения, заведующую терапевтическим отделением Нину Николаевну Никитину и весь её персонал. Я очень признательна за заботу о моём здоровье Софье Моисеевне Васильевой, протезисту стоматологии, заместителю главврача по медицинской части Елене Петровне Гавриловой, заведующей неврологическим отделением Валентине Ивановне Ивановой, врачам Ольге Васильевне Дмитриевой, Зинаиде Антоновне Агафоновой, Ольге Николаевне Герасимовой, фельдшеру поликлиники Алевтине Дмитриевне Дубовой, травматологу Вадиму Александровичу Карову, его медсестре Людмиле Кирилловне Батусовой и санитарке Римме Ивановне Карповой и многим другим, кто в разное время заботился о моём здоровье.

Благодаря всем этим людям я снова могу вести активный образ жизни, участвовать в художественной самодеятельности, радоваться сама и нести радость творчества другим людям. Низкий им поклон и наилучшие пожелания в связи с их профессиональным праздником, здоровья, долголетия, процветания!

Н. В. Лазаренко.

С заботой о жителях поселения

Чаще всего жители деревень сетуют на неустроенность, невнимание к их нуждам. Я хочу привести обратный пример, когда руководство поселения проявляет неустанную заботу о своих жителях. За последние несколько лет в нашей деревне Анишино-3, которая принадлежит Медниковскому сельскому поселению, произошли большие позитивные перемены. Руководит администрацией поселения Людмила Николаевна Бобрукевич. Она очень рачительная хозяйка и деловых качеств ей не занимать, да и весь коллектив поселенческой администрации — это одна дружная команда, которая работает на совесть.

Благодаря этому у нас проведена большая работа по созданию пожарного водоёма, произведена замена колец в двух колодцах, завезено по 4 КамАЗа песка и щебёнки для подсыпки дороги, так что теперь по деревне можно проехать в любое время года. Это особенно ценно, ведь муниципальные власти ремонтируют дороги очень уж медленно. Хорошо, что на местном уровне есть такие заботливые и неравнодушные к нуждам граждан руководители. Спасибо им за заботу!

А. Д. Семёнов от имени жителей д. Анишино-3.